Русская Православная Зарубежная Церковь. Храм Св. Архистратига Михаила г. Мюнхен
Russische Orthodoxe Kirche im Ausland Erzengel-Michael-Kirche

Пожертвования на храм:
Stadtsparkasse München
BLZ: 701 500 00
Konto: 281 819 31
SWIFT-/BIC-Code: SSKMDEMM
IBAN: DE02701500000028181931
Russische Orthodoxe Kirche

Русский православный храм Св. Архистратига Михаила в Мюнхен-Людвигсфельде

Храм Св. Архистратига Михаила в Мюнхен-Людвигсфельде

Храм Св. Архистратига Михаила в Людвигсфельде, на улице Ахатштрассе, построен в 1963 г. Он стал пятым храмом, построенным русскими беженцами этого прихода в период времени с 1945 по 1965 г. Этот храм – а частично и его приход – отражает судьбу русских «остарбайтеров» и беженцев, попавших во время второй мировой войны и до неё в Германию. Приход Св. Архистратига Михаила был основан в мае 1945 г. в городе Кемптене. В гимназии, в которой находился лагерь перемещенных лиц, был сооружен первый храм. Он же стал сценой трагического события – насильственной репатриации русских, бывших советских граждан. 12 августа 1945 г. американская военная полиция ворвалась в храм, разгромила его, избила протоиерея о. Евгения Лызлова и арестовала репатриантов. Осенью 1945 г. лагерь в Кемптене был закрыт и переведён, так же как и храм, в город Фюссен.

Второй храм находился в одном из зданий транзитного лагеря для беженцев - бывших казармах - в городе Фюссен, потом его перевели в пригород Мюнхена Шляйсгайм, где он и находился до января 1953 г. После закрытия лагеря в Шляйсгайме деревянную церковь и колокольню перенесли в Людвигсфельд (Мюнхен), где она была восстановлена и освящена архиепископом Александром в престольный праздник в 1953 г. Но и эту временную церковь пришлось в конце концов перенести в связи с продажей земельного участка, на котором она находилась. В 1965 г. приход нашёл своё окончательное пристанище на Ахатштрассе. Храм освящен во имя «Собора Архистратига Михаила и прочих Небесных Сил Бесплотных: архангелов Гавриила, Рафаила, Уриила, Салафиила, Иегудиила, Варахиила и Иеремиила», празднование которых приходится на 8 ноября (по старому стилю) или 21 ноября (по новому стилю).

Храм Св. Архистратига Михаила в Фюссене

В Фюссене находился большой лагерь перемещённых лиц с двумя церквями – церковью Архистратига Михаила и церковью Воскресения Христова. В сентябре 1945 г. в лагере жило примерно 3000 человек, из них 2000 русских. Это был транзитный лагерь, в нём были собраны вывезенные из Советского Союза «остарбайтеры» и беженцы, которые по условиям Ялтинского соглашения должны были вернуться в Советский Союз. В лагерь постоянно прибывали новые группы, здесь формировались эшелоны из этих людей - в основном, мужчин, для их принудительного, часто с применением оружия, возвращения в Советский Союз. Такие принудительные депортации прекратились лишь в 1946 г., но до этого времени уже были депортированы многие тысячи людей. Поэтому беженцы жили здесь в постоянном страхе перед новыми депортациями.

Среди беженцев в Фюссене были и митрополит Анастасий (Грибановский), стоявший в период с 1936 по 1964 г. во главе Русской Православной Церкви Заграницей /РПЦЗ/, и митрополит Пантелеимон (Рожновский, глава Белорусской Православной Церкви), а также архиепископ Венедикт (Бобковский, глава Германской епархии в 1950 – 1951 г.г.). Кроме того, еще около 30 православных священнослужителей нашло здесь убежище. Митрополит Анастасий переселился в сентябре 1945 г. в Женеву, так как и его депортацию нельзя было исключить. Затем, в апреле 1946 г., он вернулся обратно в Мюнхен, где он и жил до своего переезда в США. Духовное руководство лагерем лежало до весны 1946 г. на митрополите Пантелеимоне (Рожновском), впоследствии он стал духовным наставником лагеря Мюнхен-Шляйсгайм.

Присутствие епископов и большого числа священнослужителей отражалось на жизни лагеря. Богослужения совершались каждый день с большой торжественностью. Церкви имели несколько хоров, в них входило от 20 до 40 человек. Обе церкви были всегда переполнены, священники ежедневно принимали исповеди и причащали прихожан.

В лагере были возможности для обучения в рамках школьной программы, а также для других видов образования. Обучение начиналось с начальных классов и продолжалось в гимназических классах. В 1946 г. первые выпускники получили свои аттестаты об окончании гимназии. Для взрослых имелись курсы повышения квалификации, в 1946 г. их посетили 720 человек. Среди жителей лагеря насчитывалось «несколько десятков учителей и университетских преподавателей».

В январе 1946 г. митрополит Серафим (Ляде, глава Германской епархии в 1938 – 1950 г.г.) посетил Фюссен, где в это время ещё жили примерно 2000 человек. Весной 1947 г. лагерь вновь был закрыт. Большинство жителей переехало в Мюнхен-Шляйсгайм. Инвентарь храма Архистратига Михаила – вновь написанный иконостас, несколько старых икон, литургические сосуды и одеяния священнослужителей – был передан одноимённому храму в лагере Мюнхен-Шляйсгайм, а инвентарь церкви Воскресения Христова перешёл к одноимённой ей церкви в Мюнхене (район Фрайманн), которая находилась в казарме им. Варнера, бывшей эсэсовской казарме, где также размещался крупный лагерь для беженцев.

Приход Св. Архистратига Михаила в Шляйсгайме (Фельдмохинг)

В лагере Шляйсгайм проживало примерно 4000 беженцев. Это был один из самых больших лагерей для беженцев в регионе Мюнхена. У верующих РПЦЗ было две церкви, устроенные в бараках, одна была посвящена Архистратигу Михаилу, вторая – преподобному Иову Почаевскому. После утраты Берлинского кафедрального собора храм Св. Арх. Михаила служил митрополиту Серафиму и его наследникам в 1947 – 1952 г.г. в качестве кафедрального собора. Таким образом, он стал одновременно и главным среди русских храмов в Мюнхене, где тогда было еще 14 русских храмов.

И только в мае 1952 г. указом архиепископа Александра церковь Святого Николая на Сальваторплатц в Мюнхене была возведена в ранг кафедрального собора. Но одновременно вышло распоряжение о том, что правящий епископ Германской епархии РПЦЗ должен быть настоятелем храма Архистратига Михаила – для того, чтобы подчеркнуть историческое значение этого храма и прихода. До 1952 г. в храме Архистратига Михаила – как в кафедральном соборе – совершались все важнейшие богослужения.

Духовное руководство лагерем лежало на митрополите Пантелеимоне с весны 1947 г. до самой его смерти в 1950 г. Ему подчинялись 24 священнослужителя разных рангов, которые жили в лагере. Богослужения в храмах лагеря совершались в большинстве случаев несколькими епископами в сопровождении большого числа священников и дьяконов.

Так, например, в феврале 1952 г. по поводу конференции европейских епископов РПЦЗ в храме Архистратига Михаила службу совершали архиепископы Иоанн (Максимович, в 1994 г. причислен к лику святых), Филофей (Нарко), Стефан (Севбо) и епископы Александр (Ловчий), Нафанаил (Львов) и Леонтий (Бартосевич) совместно с 16 священниками.

В богослужениях в лагере принимали участие до 2000 человек, но большая их часть могла следить за литургией, только находясь под открытым небом, так как в каждом из храмов могли разместиться только по 300-400 человек. Особенно торжественно праздновался каждый год день Торжества Православия (в первое воскресенье великого поста). Митрополит Анастасий совершал это богослужение в 1947 г. и в 1950 г. совместно со всеми епископами и священнослужителями из Мюнхена, привозя к этой службе в лагерь чудотворную Курскую Коренную икону Божьей Матери. Летом 1950 г. митрополит отслужил с чудотворной иконой службу в приходе в последний раз перед своим отъездом в Америку. Он совершал это богослужение совместно со всеми священниками Мюнхена. В богослужении приняли участие более 2000 верующих, из них почти 1000 человек причастились.

С 1950 г. приход, как и ситуация в лагере, резко изменился: постоянно в лагерь поступали новые жители, которых переселяли из других закрывающихся лагерей, из Шляйсгайма жители уезжали. Причиной этому послужил указ правительства ФРГ, согласно которому все казармы, в которых ещё находились лагеря беженцев, с 1951 г. должны были быть освобождены. В Баварии это касалось 28 казарм. Одновременно закрывались лагеря международной организации по делам беженцев (ИРО). В Баварии к этому моменту времени примерно половина беженцев ещё жила в лагерях ИРО. Так, только в марте 1950 г. около 500 беженцев были переведены из Шляйсгайма в другие лагеря. Весной 1953 г. лагерь был окончательно закрыт.

Русский православный приход Архистратига Михаила в лагере Шляйсгайм был учреждён в октябре 1945 г., но сначала у него была только маленькая временная церковь. Настоятелем прихода был митрополит Серафим (Ляде). К концу 1946 г. приход получил собственный просторный барак под церковь. Этот барак (№ 123) находился ранее в транзитном лагере на территории Функказерне в Мюнхене. Этот лагерь был закрыт уже с осени 1946 г. Так как почти к этому же времени был закрыт и транзитный лагерь в Фюссене, приходу в Шляйсгайме достался инвентарь храма Архистратига Михаила из Фюссена. Просторная новая церковь была впоследствии возведена в ранг кафедрального собора митрополита Серафима.

Перевод храма Св. Архистратига Михаила в Людвигсфельд (Мюнхен)

Начиная с 1952 г. с помощью немецкого государства в Людвигсфельде удалось возвести жильё для беженцев из Советского Союза и стран восточного блока (прежде всего, из Польши), живших до этого в различных лагерях. Так называемый «жилой посёлок Людвигсфельд» был построен на территории бывшего концентрационного лагеря Аллах, подразделения концентрационного лагеря Дахау (барачный лагерь для работоспособных пленных концлагеря, работавших на заводе БМВ в Аллахе /фирма БМВ называла этот лагерь во время войны официально "лагерь для русских, принадлежащий БМВ"/).

До начала 70-х годов жилой посёлок Людвигсфельд всё ещё состоял из двух совсем разных частей: в одной части были вновь построенные жилые блоки, состоящие из небольших двух- или трехкомнатных квартир, в другой части – бараки концлагеря Аллах. С двух сторон посёлок был всё ещё обнесён бетонными столбами, колючей проволокой и полуразрушенными дозорными башнями (они просуществовали до середины 60-х годов).

Из лагеря Шляйсгайм в жилой посёлок Людвигсфельд переселились примерно 1300 жителей, остальные беженцы жили в бараках бывшего отделения концлагеря. Поэтому встал вопрос о переводе храма Архистратига Михаила из Шляйсгайма в Людвигсфельд. Руководство лагеря было против перевода барачной церкви из-за очень плохого состояния здания и считало, что приходу стоило бы передать один из имеющихся в Людвигсфельде бараков.

Однако министерство внутренних дел Баварии настаивало на переводе церкви и считало его необходимым. Министерство поспособствовало тому, чтобы «…на выгодных условиях в распоряжение был предоставлен земельный участок». На земельный участок был заключён договор аренды с «Фондом исправления несправедливости, причиненной национал-социалистским режимом», который и стал собственником бараков лагеря Людвигсфельд, который в фашистское время также был построен фирмой БМВ, но западнее концентрационного лагеря Аллах /или лагеря для русских/ .

Временная церковь в Людвигсфельде

Деревянная церковь и колокольня из Шляйсгайма были вновь воздвигнуты на расстоянии примерно 1 км от посёлка Людвигсфельд прихожанами под руководством В.И. Горожанкина. Чин закладки проводил архиепископ Александр в праздник Святой Троицы 1 (14) июня 1953 г. Освящение новой церкви состоялось накануне престольного праздника, 7 (20) ноября 1953 г. Но уже с 1 августа в еще строящейся церкви после малого освящения стали совершаться богослужения.

После её повторного основания к приходу в Людвигсфельде в 1953 г. относилось ещё 500 человек, а спустя 3 года их осталось всего 250, так как за это время многие уехали за океан. В документах этих лет деревянная церковь именовалась «временной деревянной церковью» или «временной церковью». Так, например, протопресвитер Василий Виноградов подписывал всю свою корреспонденцию как «священник временной церкви русского православного прихода Михаила». Протопресвитер о. Василий рассчитывал на то, что «церковь, построенная из обломков, оставшихся после разборки предыдущего строения, сможет простоять ещё не более 10 лет». Поэтому с самого начала имелись планы замены деревянной церкви каменной, но на это не было средств.

На восстановление церкви приход получил средства от всемирного совета церквей, правительства земли Бавария, епархиального управления РПЦЗ. Были использованы и собственные средства - 5000 марок. Многочисленные пожертвования поступали и из США от бывших обитателей лагеря в Шляйсгайме. В 1955 г. по соседству с церковью установили ещё один барак (тоже из лагеря в Шляйсгайме), который в дальнейшем использовался в качестве зала для прихода, для церковной библиотеки и приходской школы.

Новый церковный центр имел большое значение для жизни русской общины и русских верующих, в том числе и из Мюнхена, так как здесь можно было проводить совместные мероприятия. Но так как в зале прихода могли разместиться не более 70 человек, для более крупных мероприятий – например, для престольного праздника храма или для рождественского праздника – арендовали зал, находившийся недалеко в большом строении бывшего лагеря Людвигсфельд. Так как там могли разместиться от 200 до 300 человек, там проводились и культурные мероприятия для жителей посёлка Людвигсфельд.

Церковные праздники прихода посещали также многочисленные верующие из Мюнхена, так как ни у одного мюнхенского прихода не было подходящего помещения для проведения праздников. Так, например, в 50-е годы в праздновании рождества регулярно участвовали более 100 детей и 250 взрослых. На праздник ёлки (Рождество) дважды приезжал архиепископ Мюнхена и Фрайзинга кардинал Дёпфнер и лично передал приходу пожертвование на приобретение рождественских подарков для детей. Кардинал Дёпфнер и архиепископ Александр были знакомы ещё по Бад-Киссингену (в период до 1941 г.). Они и впоследствии регулярно встречались в Мюнхене «за чашкой чая».

Сначала по соседству с храмом имелась также национальная русская школа, так как в 1953 г. школу в лагере в Шляйсгайме тоже закрыли. Школа в Людвигсфельде предоставляла возможность посещения первых пяти классов. Для дальнейшего обучения имелась возможность посещения русской гимназии в «доме самаритянина» (в Мюнхене, по адресу Мауеркирхерштр. 5), в котором также находилась церковь в честь преподобного Серафима Саровского. Причина перевода школы из Шляйсгайма в Людвигсфельд состояла в том, что в соседнем жилом посёлке проживало около 80 русских детей школьного возраста.

Школа в Людвигсфельде просуществовала только до 1956 года, далее она действовала как приходская школа с занятиями один раз в неделю в будний день. В приходской школе помимо Закона Божия и русского языка преподавались история, страноведение и литература. Финансовую поддержку школе оказывали власти города Мюнхен, министерство по делам религии и образования Баварии и епархия РПЦЗ. Школьный советник городского магистрата доктор Фингерле многократно посещал школу и передавал ей учебные материалы, тетради, письменные принадлежности и др.

Школу посещали не только православные ученики, но и многочисленные дети, не являющиеся православными, из семей выходцев из Советского Союза, в том числе более 20 калмыцких детей, проживающих в Людвигсфельде. Школой руководил сначала А. Редик, до этого руководивший школой в лагере Шляйсгайм, далее в течение многих лет – Ольга Евгеньевна Галиченко, в прошлом – выпускница знаменитого Смольного института благородных девиц в Санкт-Петербурге. В рамках учебной программы в школе были также основаны детский хор и театральный кружок. Оба коллектива выступали на протяжении многих лет не только на праздниках ёлки и на престольный праздник, но и в рамках культурных мероприятий и праздников в посёлке Людвигсфельд.

Просторная деревянная церковь в Людвигсфельде в её восстановленном виде была окрашена в светло-голубой цвет, как это было принято на Украине и на юге России. По этому же обычаю в праздничные дни иконы украшались вышитыми полотенцами. Деревянная колокольня находилась на расстоянии примерно 8 метров от церкви. Колокола были изготовлены из обезвреженных и распиленных пополам американских бомб. Несмотря на незатейливость исходного материала, звук колоколов был гармоничен, особенно низкий тон «большого колокола».

Вплоть до 1964 г. приход окормлял протопресвитер профессор Василий Виноградов, который уже с 1951 г. был душепопечителем Михайловской церкви в Шляйсгайме. Протопресвитер о. Василий родился в 1885 г. в подмосковном Можайске и закончил в 1914 г. Московскую духовную академию со степенью кандидата богословия. Он был профессором догматики в Московской духовной академии и членом Московского епархиального совета. В 1918 г. он стал соучредителем «Православной богословской народной академии» и её проректором. Целью академии было распространение богословских знаний среди мирян и мирянок для более активного их участия в церковном управлении.

После того, как коммунисты закрыли богословские учебные заведения, «народная академия» занималась тем, что кормила слушателей практически эрзац-знаниями по богословию. Но в 1922 г. коммунисты закрыли и "народную академию". С 1918 г. до самой смерти патриарха Тихона в апреле 1925 г. протопресвитер о. Василий был одним из его ближайших сотрудников. В период с 1925 по 1941 г. он многократно подвергался арестам и провёл долгие годы в лагерях Архангельска, Перми, Владивостока и Колымы. В 1942 г. ему удалось бежать в Литву, где он до 1944 г. преподавал в духовной семинарии в Вильнюсе, затем через Вену попал в Мюнхен.

В последние 10 лет своей жизни отец Василий был слепым, но вместе с протоиереем Сергием Матвеевым и с помощью дьякона и пономаря продолжал совершать богослужения вплоть до своего выхода на покой в 1964 г. Евангелие и литургические молитвы он «читал» наизусть. Но и будучи на покое, он в сопровождении поводыря посещал богослужения. Его внезапная смерть оборвала его неустанную деятельность: до самого конца он преподавал в своей квартире Закон Божий детям прихода, вместе со своими секретарями, выполнявшими эти функции на общественных началах, продолжал свою обширную переписку, редактировал свои публикации, оставался для членов прихода духовным отцом и всегда находил время для бесед с ними, если они об этом просили.

Он скончался 24 октября 1968 г. на 86-м году жизни. В своём некрологе в парижском журнале русской эмиграции "Русская мысль", посвященном его кончине, профессор Иван Шумилин назвал её «большой потерей для русской эмиграции» и отметил усопшего как «признанного русского богослова, выдающегося проповедника, почтенного пастыря, проницательного и мудрого священника, доброго и сердечного человека». Для его духовных чад он был «образцом старца-монаха, который, подобно «доброму пастырю», помогал многочисленным страждущим советом, облегчая их тяготы».

Его книга «О некоторых особенно важных моментах последнего периода жизни и деятельности святейшего патриарха Тихона» (Мюнхен, 1959) дала новое направление церковно-историческим исследованиям. В этой книге он рассматривает так называемое «завещание» патриарха Тихона как фальсификацию советской тайной полиции ГПУ и приводит обоснования его неподлинности. Он приводит состоятельные и логичные доказательства, которые остаются актуальными и сейчас, того, что текст «завещания» был подготовлен органами ГПУ и не был признан патриархом, а также не был подписан им, поскольку его внезапная смерть предотвратила эту интригу.

«Церковь должна быть снесена»: новая проблема для прихода

В 1959 г. ситуация с приходом изменилась драматическим образом. Только к этому времени выяснилось, что земельный участок, на котором была построена временная церковь, не являлся собственностью государства. Тем временем частный собственник, владевший участком, продал его. При регистрации нового владельца в ведомстве земельного кадастра выяснилось, что на этом участке, который до этого считался собственностью государства, находится русская церковь. Новый владелец потребовал освободить участок, так как он собирался разместить там складские помещения. После затруднительных переговоров и судебных разбирательств министерство финансов ФРГ предоставило приходу на условиях наследственной аренды для строительства новой церкви земельный участок на углу улиц Ахатштрассе и Карлсфельдерштрассе.

На территории, на которой построили жилой посёлок, а также на соседних земельных участках со спортивной площадкой и храмом Святого Архистратига Михаила с 1943 г. по апрель 1945 г. находилось отделение концлагеря Дахау – Аллах. Территорию арендовала фирма БМВ, которая построила на этой территории бараки для размещения своих иностранных рабочих-узников концлагеря. В этих бараках до конца войны проживали тысячи «остарбайтеров».

По договору от 29.3.1945 фирма БМВ продала (!) сооружённые ею бараки концентрационного лагеря Аллах - как и в 1941 г. построенный барачный посёлок Людвигсфельд - СС, и по окончании войны они перешли во владение «Фонда исправления несправедливости, причиненной национал-социалистским режимом». После ликвидации фонда имущество было зарегистрировано как государственная собственность без выяснения фактических земельно-имущественных отношений, существовавших до 1941 г. Это и привело в 1959 г. к новым затруднениям и необходимости освобождения земельного участка в барачном посёлке Людвигсфельд. Приходу пришлось в четвёртий раз отказаться от своего храма.

Смена собственника в 1959 г. угрожала не только дальнейшему существованию храма, но и существованию самого прихода, так как новый собственник настаивал на освобождении участка и обратился со своими требованиями в суд. После устного разбирательства участковый суд Мюнхена обратился в министерство по делам образования и религий Баварии и отметил, что выступающий в качестве ответчика церковный приход должен ожидать «ликвидации церкви».

Кроме того, участковый суд сослался на публикацию в газете «Зюддойче Цайтунг» от 11.3.1960 с заголовком «Храм должен быть снесён. Государство получало арендную плату за не принадлежавший ему земельный участок». Министерство отклонило какую бы то ни было причастность к ответственности и не нашло при этом «никакой возможности принять какие-либо компенсационные меры в связи с утратой Русской православной церковью земельного участка в Аллахе». Переговоры прихода и епархии с правительством Баварии тянулись более трёх лет.

После того, как «ошибочная сдача в аренду» была в конце концов признана государством, министерство внутренних дел Баварии сообщило в 1963 г., что благодаря поддержке министерства внутренних дел удалось добиться того, что земельный участок, находящийся в федеральной собственности, «предоставляется для строительства новой (капитальной) церкви. Недавно власти Мюнхена, столицы федеральной земли, после преодоления различных сложностей одобрили строительные планы». В этом сообщении указывалось также на то, что «церковные приходы Русской православной церкви, относящиеся к епархиальному управлению, заявляют о своей принадлежности к Западу, к свободному миру, и не зависят от послушного Советам Московского патриархата, так что они и по политическим причинам заслуживают любого возможного содействия».

После посещения архиепископом Александром премьер-министра Гоппеля последний высказался за финансовую поддержку строительства новой церкви, хотя «с точки зрения права не существует никаких обязанностей республики Бавария по оказанию помощи. Но, с другой стороны, не может остаться незамеченным, что власти Баварии по крайней мере причастны к обстоятельствам, приведшим православный церковный приход к такому бедственному положению. Потому следует признать наличие моральных обязательств. Поэтому я настоятельно прошу помочь православному церковному приходу». Далее Гоппель попросил проверить возможность «назначения священникам государственного жалования с учётом государственной и политической важности деятельности Русской православной церкви».

Закладка и освящение нового русского храма

С 1961 г. приход вёл переговоры с немецкими властями о покупке земельного участка для строительства «новой капитальной каменной церкви». Новый участок был расположен на улице Ахатштрассе, примерно в 500 метрах от прежней временной церкви. Автором планов для строительства храма был мюнхенский архитектор Теодор Хенцлер. Смета общих расходов на строительство составила 175 000 марок, из них сам приход располагал лишь суммой в размере 22 000 марок. Возведение нового храма было возможно лишь благодаря материальной поддержке в виде щедрых пожертвований со стороны церквей, государства и частных лиц.

Приход получил пожертвования в размере по 30 000 марок от Католической епархии Мюнхен-Фрайзинг и от Евангелической церкви федеральной земли Бавария. Кроме того, существенные суммы поступили от баварского комитета по проведению всемирного года беженца, от правительства земли Бавария и от многочисленных фирм Мюнхена. Городские власти Мюнхена посчитали себя не в состоянии оказать финансовую поддержку строительству, «разве что, русские православные верующие освободят их кафедральный собор, находящийся в здании школы им. Сальватора».

Храм Архистратига Михаила описывали следующим образом: «Современные строительные материалы, но стилистически следуя образцу скромных храмов русского Севера, с предлежащей колокольней (языки колоколов приводятся в движение вручную), соблюдение догматически предписанных традиций церковного строительства русского православия (ориентация алтаря на восток, внутреннее деление и убранство, купол с русским крестом). Алтарь (в восточной части) на возвышении в несколько ступеней, отделён от так называемого среднего храма иконостасом с тремя вратами… Иконы – из бывших барачных церквей в Шляйсгайме и Людвигсфельде, созданные русскими беженцами в конце войны и в послевоенное время… также несколько старых икон».

Посёлок Людвигсфельд часто называли «русской деревней» и «русской колонией», хотя здесь проживали также многочисленные беженцы, не являющиеся православными или русскими. Только этим объясняется принятое решение о строительстве храма именно на этом месте с плохим транспортным сообщением. Тем не менее, это был первый вновь построенный русский храм в Баварии после 1901 года – года освящения русской церкви в Бад-Киссингене.

Чин закладки храма совершил архиепископ Александр 13 июня 1963 года. Вместе с ним богослужение совершали протопресвитер Василий, архимандрит Иоанн (Петерфальви), протоиерей Сергий Матвеев и дьякон Симеон Андриенко.

Возведение нового храма и его освящение в день престольного праздника - 8 ноября по старому стилю (21.11. по новому стилю) - вызвали большой интерес общественности и были отражены в многочисленных газетных статьях. В освящении храма приняли участие представители Католической и Евангелической церквей (прелат Фрай от епархии Мюнхен-Фрайзинг; советник Карг от Евангелическо-лютеранской консистории федеральной земли Бавария), правительства Баварии (госсекретарь Баллон от государственной канцелярии) и города Мюнхена (школьный советник городского магистрата Фингерле), комитета по проведению всемирного года беженца (доктор Маурер), а также представители мюнхенских фирм и прессы.

По поводу освящения храма представитель Евангелической церкви федеральной земли Бавария и представитель комитета по проведению всемирного года беженца передали дополнительные «существенные денежные суммы», предназначенные на устройство внутреннего убранства церкви, в первую очередь – иконостаса. Чин освящения храма совершил архиепископ Александр (Ловчий) совместно с епископом Нафанаилом (Львовым), архимандритом Иоанном (Петерфальви) и священниками Архангело-Михайловского храма протопресвитером Василием Виноградовым и протоиереем Сергием Матвеевым. После «омовения дубового алтаря епископами Александром и Нафанаилом престол окропили святой водой и помазали смесью из освященных елея и вина. Епископы Александр и Нафанаил закрепили доску престола четырьмя гвоздями, забив их камнем. После крестного хода со свечами и мощами преподобного Иова Почаевского вокруг храма мощи поместили в ковжец в форме двойного креста в нижней части алтаря».

Иконостас и иконы храма

Часть икон в алтаре и в храме ранее находились в первых храмах Архистратига Михаила в Кемптене и Фюссене. Другие иконы – большей частью простые иконы на бумаге – были завещаны общине её членами. Иконы иконостаса были написаны в 1947 г. Л. Рыком для храма в Шляйсгайме. Эти иконы не соответствуют строгим канонам русской иконописи, а скорее типичны для Украины и юга России с характерными для них западными влияниями. Массивный иконостас из дубового дерева, находящийся сейчас в церкви, был изготовлен в 1966 г. для этой церкви, так как старый иконостас из Фюссена и Шляйсгайма, изготовленный в своё время ещё из досок деревянных ящиков, не мог больше использоваться.

Много раз возникали планы написать новые иконы, теперь уже в традиционном русском стиле, но члены прихода не хотели расставаться с имеющимися. Они аргументировали это тем, что перед этими иконами молились не только сотни верующих и многие поколения, но и в первую очередь – многие епископы и священники РПЦЗ, так как храм Архистратига Михаила много лет служил кафедральным собором Германской епархии. Сохранение этой традиции и любовь, близость к своим усопшим епископам, священникам и верующим, благоговение перед ними и их молитвами перед этими иконами снискали почтение и признание потомков, а также сегодняшних прихожан.

Иконостас отделяет помещение среднего храма от алтаря, одновременно объединяя их. Иконостас во всех православных церквях подчиняется одному и тому же стилю: в середине находятся «царские врата». Через эти врата приходит Христос, «царь царей», к верующим во время богослужения: в слове, когда священник, стоя во вратах, провозглашает евангелие, и в Святых Дарах. С помощью евангельского слова и следования ему верующий может подготовить себя к Царству Божию. Второй раз Господь приходит через «царские врата», когда священник в чаше приносит для верующих Святые Дары – Тело и Кровь Христовы, и верующий вкушает Дары «для прощения грехов и для получения вечной жизни».

Поэтому на средних вратах чаще всего находится изображение Евангелистов или «Благовещения Пресвятой Богородицы и Приснодевы Марии» архангелом Гавриилом. Слева (для смотрящего) от средних врат всегда находится икона Пресвятой Богородицы с младенцем Христом (как символ воплощения слова и вочеловечения бога), справа от средних врат находится икона Господа, Иисуса Христа. Рядом с каждой из этих двух основных икон находятся следующие двери, через которые проходят пономари. На этих дверях всегда изображены Архангелы: справа – Архангел Гавриил, слева – Архангел Михаил. Рядом с правой дверью всегда помещается икона покровителя данной церкви или церковного праздника, которому посвящена церковь. В Архангело-Михайловской церкви – икона Архангела Михаила. Рядом с левой дверью чаще всего находится икона Иоанна Крестителя, но в этой церкви – икона Святого Николая.

Соответственно размерам и высоте церкви иконостас продолжают боковые иконы и уходящие вверх ряды икон, при этом общепринято изображение праздников, посвященных Иисусу Христу и Божией Матери. Иконостас храма в Людвигсфельде также следует этому принципу. Над основными иконами находятся иконы важнейших церковных праздников. Это греческие иконы – дар греческих членов прихода, которые работали в качестве «гастарбайтеров» на фирмах МТУ и МАН и посещали русскую церковь, так как это была ближайшая православная церковь.

Особого упоминания заслуживает и рака с мощами в северной части храма. Раку такого значения крайне редко можно встретить в приходских церквях. Объяснение этого факта следует искать в прошлом: когда Архангело-Михайловская церковь была ещё кафедральным собором, эти мощи были переданы ей в силу её особого значения как кафедрального собора епархии, и впоследствии они остались в этом храме в Людвигсфельде.

В раке находятся мощи преп. Серафима Саровского и фрагмент мантии этого святого (день памяти – 1 августа по юлианскому календарю/19 июля), мощи святого Нифонта, епископа Новгородского (8 апреля), святой праведной девы Юлианы, княжны Ольшанской (6 июля), а также мощи из Киевского пещерного монастыря: святого мученика Нестора (28 октября), мучеников Василия и Феодора (11 августа), святого священномученика Макария, митрополита Киевского (1 мая), святого Михаила Чудотворца и митрополита Киевского (30 сентября) и святого Иоанна Постника (7 декабря). Кроме того, в алтаре находятся ещё и мощи преп. Иова Почаевского.

В 60-ые годы по поводу престольного праздника храма неоднократно сообщалось, будто бы церковь освящена в честь Архистратига Михаила и в честь святого Михаила Чудотворца, митрополита Киевского. Но это не так, а объясняется это по всей вероятности тем, что таким образом хотели обосновать наличие здесь мощей святого Михаила.

Из жизни церковного прихода: прошлое и настоящее

Особое значение храма Архистратига Михаила – особенно в период времени с 1946 г. по 1952 г. – подчеркнул архиепископ Александр при освящении церкви в ноябре 1953 г. в Людвигсфельде. Помимо прочего, он сказал: «Этот храм был духовным центром в жизни русских эмигрантов в Баварии и – можно даже сказать – во всей Западной Германии». А митрополит Анастасий в своём поздравлении по поводу закладки храма в 1963 г. писал: «Я рад узнать, что теперь приход нашел надлежащее место, и приветствую строительство храма, который имел такое большое значение в моей жизни во время моих визитов в лагерь Шляйсгайм. Благослови, Господь, это строительство на успех и воздай стократно жертвующим и строителям за этот святой труд».

Эти слова касаются того факта, что храм служил до 1952 г. кафедральным собором. По великим церковным праздникам службу в нём совершал правящий архиерей. С особой торжественностью проходил – как уже упоминалось – «праздник православия» в первое воскресенье великого поста, когда службу совершал митрополит Анастасий совместно с епископами и всем духовенством из Мюнхена.

В Михайловском храме совершались отпевания по митрополиту Серафиму (Ляде) и митрополиту Пантелеимону (Рожновскому), а также по архиепископу Венедикту. Службу по митрополиту Пантелеимону (1 января 1951 г.) совершали архиепископы Филофей, Венедикт, Стефан (Севбо) и епископ Александр совместно с более чем 20 священнослужителями, также и панихиду по митрополиту Серафиму (3 сентября 1950 г.). Панихиду по архиепископу Венедикту (3 сентября 1951 г.) совершали архиепископ Филофей с епископом Александром и ещё 30 священниками и дьяконами.

После назначения епископа Александра в апреле 1952 г. архиепископом и главой Германской епархии он возвёл храм св. Николая на площади Сальваторплатц указом от 9/20 мая 1952 г. в ранг кафедрального собора. Епископ Александр окормлял русскую общину Мюнхена с 1938 г., с 1946 г. он, будучи викарием, был настоятелем прихода на Сальваторплатц. Одновременно архиепископ Александр распорядился о том, чтобы настоятелем храма Архистратига Михаила всегда был правящий епископ епархии, представленный священником прихода. Главным священнослужителем храма в период 1951 – 1964 г.г. был протопресвитер Василий Виноградов. Вторым священнослужителем прихода был с 1957 г. протоиерей Сергий Матвеев (умер в 1976 г.).

Кроме того, в 60-е и 70-е годы в приходе часто совершали службу иерей Симеон Андриенко (умер в 1976 г.), протоиерей Николай Можаровский (умер в 1977 г.) и иеромонах Мефодий Лехмонен. В 50-е годы в храме ещё служил дьякон Алексей Адьюнсов, а старостой был Василий Яковлевич Горожанкин. Оба они между тем вернулись в 1957 г. в Советский Союз. Псаломщиком в храме служил с начала 50-х годов до самой своей смерти в середине 60-х бывший царский полковник Александр Орлов.

В последующие годы старостами были: с начала 60-х годов до середины 80-х – Николай Чижевский, Сергей Гандзя, затем – его жена Елена Гандзя, в 1993-1997 г.г. – Анатолий Смирнов, с 1998 г. – Евгений Репников. Хором, в котором на протяжении многих лет участвовали 15-20 человек, руководили: Н.В. Стручко, В. Борискевич и с начала 80-х г. по 1995 – Ольга Петровна Луко, затем – монахиня Васса (Ларина) и с 1999 – Пётр Сморчёк. Большие заслуги за приходскую жизнь снискали Николай Фёдорович Лилякевич, служивший с 70-х годов псаломщиком, и Зоя Михайловна Репникова, участвовавшая в хоре со времени основания прихода.

В 60-е годы был ещё и детский хор, основанный Петром Аксёновым. В сообщениях о празднованиях престольного праздника и о рождественских праздниках неоднократно отмечались профессиональные качества обоих хоров. С 1974 г. по 1978 г. приход окормлял протоиерей Александр Нелин, его последователем до 1995 г. был иерей Анастасий Дрекопф. В последующие годы приход окормляли иереи Стефан Урбанович, Георгий Зайде и некоторые другие священники. Нынешний священник прихода – о. Андрей Березовский.

Богослужения в 50-е и 60-е годы регулярно посещали по 70-100 человек, в 1962 г. к приходу относились ещё 245 зарегистрированных членов. В статистическом годовом обзоре для епархии в 1957 г. на вопрос «сколько богослужений состоялось в храме?» был дан ответ: «Богослужения совершались регулярно, их было так много, что их не считали!» В 1959 г., например, состоялось 185 богослужений. И в рабочие дни насчитывалось, как правило, по 40-50 человек. Это объясняется так же тем, что к приходу относилось очень много пожилых людей, проживающих в посёлке. В 50-е годы рождественский праздник (ёлку) посещали около 120 детей и более 200 взрослых. В качестве самостоятельной группы на рождественском празднике выступали дети калмыков (до 20 человек) с русскими стихами и песнями, которые они учили в приходской школе.

Начиная с конца 50-х годов, на рождественский праздник в Людвигсфельд приезжали ещё примерно по 20 детей из прихода в Розенгайме, так как протоиерей Матвеев в качестве приходского священника окормлял Людвигсфельд и Розенгайм. Финансовую поддержку для проведения рождественского праздника приход неоднократно получал от Всемирного Совета Церквей, от Толстовского Фонда и от «Объединения бывших жителей Шляйсгайма” из США. В журналах епархии регулярно появлялись подробные сообщения о праздниках ёлки. Контакты с «бывшими жителями Шляйсгайма” из США поддерживаются и в настоящее время. Так, например, в 70-е годы группа «шляйсгаймцев» из США посетила приход.

В августе 1965 г. митрополит Филарет (Вознесенский, с 1964 г. - глава РПЦЗ) посетил приход, привезя с собой чудотворную Курскую-Коренную икону Божьей Матери. В богослужении приняли участие почти 200 верующих. Этому посещению особенно порадовался протопресвитер Василий Виноградов. В своём обращении он отметил, что был знаком с родителями митрополита (протоиреем Николаем Вознесенским, впоследствии – епископом Димитрием Хайларским) ещё по России.

С начала 80-х годов количество прихожан составляло примерно 120-150 человек. Но ядро прихода, как и ранее, образуют верующие, проживающие в Людвигсфельде уже на протяжении 60 лет, их дети и внуки. Для всех них Людвигсфельд остался церковной родиной, если даже они уже годами живут в Дахау или Мюнхене. Службы проводятся дважды в месяц, а также в дни значительных церковных праздников. В воскресных службах принимают участие по 50-60 человек, по праздничным дням собирается до 100 верующих.

Наряду с церковнославянским языком во время службы используется и немецкий язык – в первую очередь, учитывая присутствие детей и немцев-православных. В хоре (под руководством Петра Сморчка) поют до 10 человек. Богослужения по случаю престольного праздника прихода всегда совершает правящий архиерей епархии совместно с духовенством из Мюнхена. Праздник, завершающийся после крестного хода вокруг храма совместной трапезой, посещают сейчас до 100 человек, если даже праздник приходится на будний день.

Церковь и колокольня подверглись в последние годы основательному ремонту. Эти работы выполняли сами прихожане и друзья прихода. Затраты покрывались за счёт пожертвований церквей, мюнхенских фирм и частных лиц. С 2006 г. храм находится под охраной исторических памятников.